Иммунитеты государства в разных странах

Иммунитеты государства в разных странах thumbnail

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 22 октября 2014;
проверки требуют 7 правок.

Иммунитет государства (суверенный иммунитет) — в международном праве принцип, в соответствии с которым суверенное государство не подчиняется органам власти других государств.

Принцип иммунитета государства основан на понятии о суверенном равенстве, закреплённом в Уставе ООН (1945) [1] и раскрытом в Декларации о принципах международного права (1970).[2] При этом само понятие суверенного равенства возникло гораздо раньше.

Данный принцип распространяется как на законодательную и исполнительную, так и на судебную юрисдикции иностранного государства.

В настоящее время не существует единой общемировой практики урегулирования вопросов, связанных с применением концепции иммунитета государства. Отчасти это бремя ложится на национальные законодательства.

В 2004 г. Генеральной Ассамблеей ООН была принята Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности.[3]Россия подписала её в 2006 году.[4] Однако эта конвенция вступит в силу только после того, как её ратифицируют 30 государств.

Элементы иммунитетов государства[править | править код]

Иммунитет государства от юрисдикции иностранного государства состоит из нескольких элементов:[5]

  1. Судебный иммунитет — неподсудность государства суду иностранного государства.
  2. Иммунитет от предварительного обеспечения иска.
  3. Иммунитет от принудительного исполнения иностранного судебного решения.
  4. Иммунитет собственности государства — правовой режим неприкосновенности государственной собственности, находящейся на территории иностранного государства.
  5. Иммунитет от применения иностранного права по отношению к сделкам с участием государства.

Эти иммунитеты действуют независимо. Например, если государство дает согласие на рассмотрение своего дела в суде (то есть отказывается от судебного иммунитета), иммунитеты от предварительного обеспечения и принудительного исполнения продолжают действовать.

Иммунитет государства и гражданско-правовые отношения[править | править код]

Концепция иммунитета относится к действиям государства как субъекта международно-правовых отношений. В современном мире государство часто ведет себя как юридическое лицо (субъект гражданского права). Существуют различные точки зрения на то, распространяется ли иммунитет государства на такие отношения.

Теория абсолютного иммунитета[править | править код]

Эта теория получила развитие в XIX в. и в первой половине XX в. В соответствии с ней иммунитет государства распространяется и на коммерческие сделки. Советский Союз и КНР придерживались теории абсолютного иммунитета.

Указанная концепция оставляет за государством суверенное право отказаться от иммунитета (в том числе, заявить об отказе от использования иммунитета в договоре).

Теория функционального (ограниченного) иммунитета[править | править код]

Теория функционального иммунитета принята в США и большинстве европейских стран во второй половине XX в. Россия в последнее время также начинает отказываться от концепции абсолютного иммунитета в пользу этой позиции.[6]

При этом считается, что государство не может пользоваться иммунитетом для защиты от исков, обусловленных невыполнением государством своих обязательств по коммерческим контрактам.[7] Таким образом, необходимы формальные критерии разграничения случаев, когда государство действует «как носитель публичной власти» (лат. jure imperii) и случаев, когда государство ведет себя «как частное лицо» (лат. jure gestionis).

Такие критерии являются предметом регулирования национального законодательства об иммунитете иностранных государств. Существуют также и международные договоры, затрагивающие эти вопросы. Например, Европейская конвенция об иммунитете государств [8], принятая в 1972 г. (Россия не является её участником), оговаривает случаи, в которых государство не может ссылаться на иммунитет.

Однако, такое регулирование отчасти ущемляет суверенитет иностранных государств, возлагая на национальные органы власти решение о применимости иммунитета в конкретном случае.

Уже упоминавшаяся Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности (пока не вступившая в силу) содержит статью, запрещающую применение иммунитета государства в коммерческих сделках с иностранным физическим или юридическим лицом. Исключением являются случаи, когда стороны явным образом договорились об ином. Также эта статья не распространяется на сделки между государствами.

Иммунитет государства в национальном законодательстве[править | править код]

В России[править | править код]

Иммунитет иностранных государств в России регулируется ст. 401 гражданского процессуального кодекса (ГПК)[9] и ст. 251 Арбитражного процессуального кодекса (АПК)[10].

Ст. 401 ГПК утверждает иммунитет иностранного государства от исков в судах Российской Федерации, если иное не предусмотрено федеральным законом (пока такого закона нет) или международным договором РФ. В то же время, ст. 251 АПК гарантирует иммунитет только в тех случаях, когда иностранное государство выступает «в качестве носителя власти». Отсюда следует, что на случаи, когда оно выступает в другом качестве, иммунитет не распространяется.

11 марта 2005 г. Государственная Дума приняла в первом чтении законопроект «О юрисдикционном иммунитете иностранного государства и его собственности».[11] Однако дальнейших действий по принятию данного законопроекта пока не производилось.
8 апреля 2011 г. Государственная Дума РФ приняла постановление отклонить законопроект и снять с дальнейшего рассмотрения.
[12]

Подготовлен законопроект об отказе от абсолютного юрисдикционного иммунитета иностранных государств в России.
Законопроект, внесенный Правительством РФ, направлен на защиту российских интересов путём отказа от концепции абсолютного юрисдикционного иммунитета иностранных государств в России, что позволит принять ответные меры при обращении взысканий на российскую собственность за её территорией. В законопроекте определяются основные понятия, в том числе «иностранное государство», «имущество иностранного государства», «юрисдикционный иммунитет иностранного государства», «судебный иммунитет», «иммунитет в отношении исполнения судебного решения». Также определяются привилегии и иммунитеты, не затрагиваемые законопроектом.
Устанавливается принцип взаимности в вопросах применения юрисдикционного иммунитета (суд РФ на основе принципа взаимности вправе исходить из того же объема юрисдикционного иммунитета, каким Российская Федерация пользуется в соответствующем иностранном государстве). Предусматриваются случаи неприменения судебного иммунитета, в том числе по спорам:

  • связанным с участием иностранного государства в гражданско-правовых сделках, по спорам, связанным с предпринимательской деятельностью, по трудовым спорам;
  • касающимся прав на имущество;
  • о возмещении вреда;
  • касающимся интеллектуальной собственности;
  • связанным с эксплуатацией судна.

Вступление федерального закона в силу запланировано на 1 января 2016 года.[обновить данные]

В США[править | править код]

В законе США 1976 г. указано, что государство не имеет права пользоваться иммунитетом от судебных исков в следующих случаях:[13]

  • если основанием для иска служит коммерческая деятельность, которую иностранное государство осуществляет в США,
  • если основанием для иска служит коммерческая деятельность, осуществляемая за пределами США, но порождающая «прямые последствия» для США.

Иммунитет государства в практике международных отношений[править | править код]

  • В 1948 г. по иску неких граждан в Нью-Йорке был наложен арест на пароход «Россия», принадлежащий Советскому Союзу. Правительство СССР заявило протест, и по решению федеральных судов Нью-Йорка арест был снят.[14]
  • В 1991 г. правительство РСФСР заключило договор о займе средств на закупку продовольствия и сельхозудобрений со швейцарской фирмой Noga. В дальнейшем российская сторона расторгла этот невыгодный контракт. Однако западные суды встали на сторону Noga, в результате чего последовала серия арестов счетов Центробанка России и дипломатических миссий, а также парусника «Седов» (в дальнейшем эти аресты были сняты). Такая ситуация стала возможной благодаря тому, что в контракте с Noga Россия добровольно отказалась от иммунитета.[15]

Примечания[править | править код]

  1. ↑ [1] Устав ООН.
  2. ↑ [2] Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, утверждённая резолюцией 2625 (XXVI) Генеральной Ассамблеи от 24 октября 1970 года.
  3. ↑ [3] Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности.
  4. ↑ [4] Центр новостей ООН. Россия подписала Конвенцию ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности.
  5. ↑ Международное частное право. Учебник/Под ред. Г. К. Дмитриевой. — ПБОЮЛ Гриженко Е. М., 2002. — 656 с.
  6. ↑ [5] Вопросы кодификации норм международного гражданского процесса в России (Н. И. Марышева, «Журнал российского права», N 6, июнь 2004 г.)
  7. ↑ Н. А. Ушаков. Государство в системе международно-правового регулирования. Учебное пособие. Москва, 1997 г.
  8. ↑ [6] Европейская конвенция об иммунитете государств. Базель, 16 мая 1972 года.
  9. ↑ [7] Гражданский процессуальный кодекс РФ, глава 43, статья 401.
  10. ↑ [8] Арбитражный процессуальный кодекс РФ, глава 32, статья 251.
  11. ↑ Архивированная копия (недоступная ссылка). Дата обращения 29 апреля 2007. Архивировано 27 сентября 2007 года. Агентство Бизнес Новостей. Госдума РФ устанавливает режим юрисдикционного иммунитета иностранного государства.
  12. ↑ Автоматизированная система обеспечения законодательной деятельности
  13. ↑ М. М. Богуславский. Международное частное право. 2-е издание, переработанное и дополненное. М.: Международные отношения, 1994, стр. 156.
  14. ↑ М. М. Богуславский. Международное частное право. 2-е издание, переработанное и дополненное. М.: Международные отношения, 1994, стр. 152.
  15. ↑ [9] Би-би-си. Фирма Noga против России.
Читайте также:  Рецепты из рябины для иммунитета

Источник

ПРИВИЛЕ́ГИИ И ИММУНИТЕ́ТЫ ГО­СУ­ДА́РСТВ, в ме­ж­ду­на­род­ном пра­ве пре­дос­тав­ле­ние льгот или пре­иму­ществ с це­лью мак­си­маль­но пол­но­го обес­пе­че­ния прав го­су­дарств, реа­ли­за­ции их за­кон­ных ин­те­ре­сов и сти­му­ли­ро­ва­ния пра­во­мер­но­го по­ве­де­ния.

Ви­ды и объ­ём П. и и. г. оп­ре­де­ля­ют­ся уни­вер­саль­ны­ми или ре­гио­наль­ны­ми до­го­во­ра­ми, а так­же дву­сто­рон­ни­ми со­гла­ше­ния­ми. Напр., со­глас­но Вен­ской кон­вен­ции о ди­пло­ма­тич. сно­ше­ни­ях 1961, ак­кре­ди­тую­щее ди­пло­ма­тич. пред­ста­ви­тель­ст­во го­су­дар­ст­во ос­во­бо­ж­да­ет­ся от всех гос., му­ни­ци­паль­ных на­ло­гов, сбо­ров и по­шлин в от­но­ше­нии по­ме­ще­ний пред­ста­ви­тель­ст­ва, соб­ст­вен­ных или на­ём­ных, кро­ме та­ких на­ло­гов, сбо­ров и по­шлин, ко­то­рые пред­став­ля­ют со­бой пла­ту за кон­крет­ные ви­ды об­слу­жи­ва­ния. Вен­ская кон­вен­ция о кон­суль­ских сно­ше­ни­ях 1963 со­дер­жит нор­мы о пре­иму­ще­ст­вах, при­ви­ле­ги­ях и им­му­ни­те­тах кон­суль­ских уч­ре­ж­де­ний, штат­ных кон­суль­ских долж­но­ст­ных лиц и др. ра­бот­ни­ков (напр., не­при­кос­но­вен­ность по­ме­ще­ний, ос­во­бо­ж­де­ние от на­ло­гов, не­при­кос­но­вен­ность ар­хи­ва и до­ку­мен­тов, сво­бо­да сно­ше­ний, в от­но­ше­нии со­ци­аль­но­го обес­пе­че­ния, ос­во­бо­ж­де­ние от по­лу­че­ния раз­ре­ше­ния на ра­бо­ту, ос­во­бо­ж­де­ние от та­мо­жен­ных по­шлин и дос­мот­ров и т. д.). Со­глас­но Кон­вен­ции о спе­ци­аль­ных мис­си­ях 1969, при­мер­но та­ки­ми же при­ви­ле­гия­ми об­ла­да­ют спец. мис­сии.

Им­му­ни­тет го­су­дар­ст­ва ба­зи­ру­ет­ся на прин­ци­пе par in parem non habet impe­ri­um – рав­ный над рав­ным не име­ет вла­сти. В ос­но­ве прин­ци­па гос. им­му­ни­те­та ле­жит об­ще­при­знан­ный прин­цип су­ве­рен­но­го ра­вен­ст­ва го­су­дарств. В ме­ж­ду­нар. пра­ве сло­жи­лись две осн. док­три­ны кон­цеп­ции гос. им­му­ни­те­та: аб­со­лют­ный и функ­цио­наль­ный. Аб­со­лют­ный им­му­ни­тет оз­на­ча­ет, что го­су­дар­ст­во об­ла­да­ет им­му­ни­те­том как в слу­чае дей­ст­вий пуб­лич­но-пра­во­во­го ха­рак­те­ра, так и при со­вер­ше­нии дей­ст­вий ча­ст­но­пра­во­во­го ха­рак­те­ра. Ины­ми сло­ва­ми, им­му­ни­тет рас­про­стра­ня­ет­ся на лю­бую его дея­тель­ность, и го­су­дар­ст­во все­гда поль­зу­ет­ся им­му­ни­те­том. Функ­цио­наль­ный им­му­ни­тет го­су­дар­ст­ва оз­на­ча­ет им­му­ни­тет его в от­но­ше­нии не­ко­то­рых дей­ст­вий, но­ся­щих пуб­лич­но-пра­во­вой ха­рак­тер, т. е. ка­са­ет­ся дей­ст­вий го­су­дар­ст­ва как су­ве­ре­на, то­гда как в ча­ст­но­пра­во­вых от­но­ше­ни­ях го­су­дар­ст­во при­рав­ни­ва­ет­ся к лю­бо­му др. уча­ст­ни­ку пра­во­от­но­ше­ния. Су­ще­ст­ву­ет неск. ви­дов им­му­ни­те­тов: ди­пло­ма­тич., су­деб­ный, от пред­ва­ри­тель­но­го обес­пе­че­ния ис­ка, от при­ну­ди­тель­но­го ис­пол­не­ния ре­ше­ний и др.

Так, юрис­дик­ци­он­ный им­му­ни­тет оп­ре­де­ля­ет­ся Кон­вен­ци­ей ООН о юрис­дик­ци­он­ных им­му­ни­те­тах го­су­дарств и их соб­ст­вен­но­сти 2004 и Ев­роп. кон­вен­ци­ей об им­му­ни­те­те го­су­дарств 1972. Го­су­дар­ст­во поль­зу­ет­ся им­му­ни­те­том в от­но­ше­нии се­бя и сво­ей соб­ст­вен­но­сти, от юрис­дик­ции су­дов др. го­су­дар­ст­ва. Од­на­ко го­су­дар­ст­во не мо­жет ссы­лать­ся на им­му­ни­тет от юрис­дик­ции при раз­би­ра­тель­ст­ве в су­де др. го­су­дар­ст­ва в от­но­ше­нии к.-л. во­про­са или де­ла, ес­ли оно яв­но вы­ра­зи­ло со­гла­сие на осу­ще­ст­в­ле­ние этим су­дом юрис­дик­ции в от­но­ше­нии та­ко­го во­про­са или де­ла в си­лу ме­ж­ду­нар. со­гла­ше­ния, письм. кон­трак­та или за­яв­ле­ния в су­де или письм. со­об­ще­ния в рам­ках кон­крет­но­го раз­би­ра­тель­ст­ва. Со­гла­сие го­су­дар­ст­ва на при­ме­не­ние за­ко­но­да­тель­ст­ва др. го­су­дар­ст­ва не долж­но по­ни­мать­ся как со­гла­сие на осу­ще­ст­в­ле­ние юрис­дик­ции су­да­ми это­го др. го­су­дар­ст­ва.

Го­су­дар­ст­во не мо­жет ссы­лать­ся на им­му­ни­тет от юрис­дик­ции при раз­би­ра­тель­ст­ве в су­де др. го­су­дар­ст­ва, ес­ли оно са­мо воз­бу­ди­ло раз­би­ра­тель­ст­во или при­ня­ло уча­стие в раз­би­ра­тель­ст­ве су­ще­ст­ва де­ла или пред­при­ня­ло к.-л. иное дей­ст­вие по су­ще­ст­ву де­ла. Напр., ес­ли го­су­дар­ст­во за­клю­ча­ет ком­мерч. сдел­ку с иностр. фи­зич. ли­цом или юри­дич. ли­цом и раз­но­гла­сия от­но­си­тель­но этой ком­мерч. сдел­ки под­ле­жат юрис­дик­ции су­да др. го­су­дар­ст­ва, это го­су­дар­ст­во не мо­жет ссы­лать­ся на им­му­ни­тет от юрис­дик­ции при раз­би­ра­тель­ст­ве де­ла, воз­ник­ше­го из этой ком­мерч. сдел­ки. Дан­ное по­ло­же­ние не при­ме­ня­ет­ся в слу­чае ком­мерч. сдел­ки ме­ж­ду дву­мя го­су­дар­ст­ва­ми или ес­ли сто­ро­ны ком­мерч. сдел­ки яв­но до­го­во­ри­лись об ином.

Го­су­дар­ст­во не мо­жет ссы­лать­ся на им­му­ни­тет от юрис­дик­ции при раз­би­ра­тель­ст­ве в су­де др. го­су­дар­ст­ва ис­ка, вы­те­каю­ще­го из тру­до­во­го до­го­во­ра ме­ж­ду этим го­су­дар­ст­вом и фи­зич. ли­цом от­но­си­тель­но ра­бо­ты, ко­то­рая бы­ла или долж­на бы­ла быть вы­пол­не­на пол­но­стью или час­тич­но на тер­ри­то­рии это­го др. го­су­дар­ст­ва.

Го­су­дар­ст­во не мо­жет ссы­лать­ся на им­му­ни­тет от юрис­дик­ции в от­но­ше­нии рас­смот­ре­ния де­ла в су­де др. го­су­дар­ст­ва, ка­саю­ще­го­ся ус­та­нов­ле­ния лю­бо­го пра­ва это­го го­су­дар­ст­ва в от­но­ше­нии па­тен­та, пром. об­раз­ца, то­вар­но­го зна­ка, ав­тор­ско­го пра­ва или лю­бой др. фор­мы ин­тел­лек­ту­аль­ной или пром. соб­ст­вен­но­сти, поль­зую­щей­ся пра­во­вой за­щи­той.

Им­му­ни­тет го­су­дар­ст­ва не мо­жет быть при­нят во вни­ма­ние по­сле вы­не­се­ния су­деб­но­го ре­ше­ния от­но­си­тель­но об­ра­ще­ния взы­ска­ния, аре­ста и ис­пол­не­ния ре­ше­ния в от­но­ше­нии соб­ст­вен­но­сти го­су­дар­ст­ва.

Объ­ём ди­пло­ма­ти­че­ско­го им­му­ни­те­та оп­ре­де­лён в Вен­ских кон­вен­ци­ях о ди­пло­ма­тич. и кон­суль­ских сно­ше­ни­ях. Им­му­ни­те­том от юрис­дик­ции го­су­дар­ст­ва пре­бы­ва­ния об­ла­да­ют чле­ны ди­пло­ма­тич. пер­со­на­ла, кон­суль­ские долж­но­ст­ные ли­ца и пред­ста­ви­те­ли го­су­дарств в специальных мис­си­ях. В ча­ст­но­сти, иму­ще­ст­во и транс­порт­ные сред­ст­ва пред­ста­ви­те­лей поль­зу­ют­ся им­му­ни­те­том от лю­бых ви­дов ре­к­ви­зи­ций. По­ме­ще­ния по­соль­ст­ва и кон­суль­ст­ва и их иму­ще­ст­во, а так­же сред­ст­ва пе­ре­дви­же­ния поль­зу­ют­ся им­му­ни­те­том от обы­ска, ре­к­ви­зи­ции, аре­ста и ис­пол­ни­тель­ных дей­ст­вий

Источник

См. также Федеральный закон от 03.11.2015 N 297-ФЗ «О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации»

Термин «иммунитет» происходит от латинских слов — прилагательного immunus (свободный от чего-либо, освобожденный) и существительного immunitas (освобождение от налогов, от службы и т.п.).

Само понятие «иммунитет государства» сложилось в международном праве сначала в качестве обычной нормы, а затем стало определяться судебной практикой, законодательством и международными договорами. Иммунитет иностранного государства, существующий в международных отношениях, отличается от иммунитета государства от предъявления к нему исков в его собственных судах. Установление последнего и определение его пределов входит исключительно в сферу компетенции государства и определяется только его законодательством и международными договорами, заключенными этим государством.

Иммунитет иностранного государства отличается от иммунитета международных организаций, хотя в их основе лежат одни и те же принципы.

В международной практике применяются:

    1. более узкое понятие «юрисдикционные иммунитеты» и
    2. более широкое понятие «иммунитет государства и его собственности»,

поскольку не всегда вопрос об иммунитете имущества государства возникает в связи с рассмотрением какого-либо иска в суде. Все эти иммунитеты связаны между собой, потому что их основа одна — суверенитет государства, который не позволяет применять в отношении государства какие-либо принудительные меры.

Читайте также:  Массаж для укрепления иммунитета

Юрисдикционные иммунитеты государств и их собственности получили общее признание в качестве одного из принципов обычного международного права. Под государством в Конвенции ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности понимается «государство и его различные органы управления; составные части федеральных государств», учреждения государств «либо другие образования в той мере, в какой они правомочны совершать и фактически совершают действия в осуществление суверенной власти государства».

Признание иммунитета государства не означает, что вообще нельзя рассматривать спор по сделке, заключенной с государством, или же что нельзя вообще предъявить иск о возмещении вреда к иностранному государству. Речь идет о том, что иск к государству теоретически надо предъявлять в судах этого государства. На практике иски по сделкам обычно рассматриваются в международных коммерческих арбитражных судах.

Следует подчеркнуть и другое: признание иммунитета ни в коей мере не должно состоять в освобождении государства от выполнения принятых им на себя обязательств или в освобождении государства от ответственности за неисполнение обязательств.

Иммунитет государства основывается на том, что оно обладает суверенитетом, что все государства равны. Это начало международного права выражено в следующем изречении: «Par in parem non nabet imperium» («Равный не имеет власти над равным»).

Виды иммунитета в теории и практике государств:

    • судебный;
    • от предварительного обеспечения иска;
    • от принудительного исполнения решения.

Ст. 2  Федерального закона от 03.11.2015 N 297-ФЗ «О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации» определяет, что к юрисдикционным иммунитетам иностранного государства и его имущества относятся:

    1. судебный иммунитет,
    2. иммунитет в отношении мер по обеспечению иска и
    3. иммунитет в отношении исполнения решения суда.

Судебный иммунитет — обязанность суда Российской Федерации воздержаться от привлечения иностранного государства к участию в судебном процессе.

Иммунитет в отношении мер по обеспечению иска — обязанность суда Российской Федерации воздержаться от применения в отношении иностранного государства и имущества иностранного государства ареста и иных мер, обеспечивающих впоследствии рассмотрение спора и (или) исполнение решения суда.

Иммунитет в отношении исполнения решения суда — обязанность суда Российской Федерации или федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по исполнению судебных актов, актов других органов и должностных лиц, воздержаться от обращения взыскания на имущество иностранного государства, принятия в отношении иностранного государства и его имущества иных мер в целях принудительного исполнения решения суда.

Ст. 4 указанного закона предусматривает принцип взаимности в части ограничения юрисдикицонного иммунитета. Так, российским судам (ВС РФ, федеральным судам общей юрисдикции, арбитражным судам) предоставлена возможность ограничивать юрисдикционный иммунитет иностранного государства в случае, если в этом иностранном государстве России предоставляется юрисдикционный иммунитет в ограниченном объеме. Давать заключения по вопросам предоставления юрисдикционных иммунитетов РФ в иностранном государстве будет МИД России.

Судебный иммунитет заключается в неподсудности одного государства судам другого государства (Par in parem non habet jurisdictionem — «Равный над равными не имеет юрисдикции»). Без согласия государства оно не может быть привлечено к суду другого государства. Причем не имеет значения, в связи с чем или по какому вопросу государство намереваются привлечь к суду.

Иммунитет от предварительного обеспечения иска состоит в следующем: нельзя в порядке предварительного обеспечения иска принимать без согласия государства какие-либо принудительные меры в отношении его имущества.

Под иммунитетом от принудительного исполнения решения понимается следующее: без согласия государства нельзя осуществить принудительное исполнение решения, вынесенного против государства.

Концепции иммунитета государства

В юридической доктрине обычно рассматриваются две концепции иммунитета государства:

  1. абсолютного иммунитета;
  2. ограниченного иммунитета.

Концепции иммунитета государства

Концепция абсолютного иммунитета исходит из того, что:

  1. иски к иностранному государству не могут рассматриваться без его согласия в судах другого государства;
  2. в порядке обеспечения иска имущество какого-либо государства не может быть подвергнуто принудительным мерам со стороны другого государства;
  3. недопустимо обращение мер принудительного исполнения на имущество государства без его согласия.

Согласно концепции функционального (ограниченного) иммунитета, иностранное государство, его органы, а также их собственность пользуются иммунитетом только тогда, когда государство осуществляет суверенные функции, т.е. действия jure imperii. Если же государство совершает действия коммерческого характера (заключение внешнеторговых сделок, концессионных и иных соглашений), т.е. действия jure gestionis, то оно не пользуется иммунитетом. Иными словами, представители концепции ограниченного иммунитета считают, что, когда государство ставит себя в положение частного лица, к нему могут предъявляться иски, а на его собственность распространяются принудительные меры.

Во второй половине XX в. концепция функционального иммунитета получила широкое распространение в законодательной, судебной и договорной практике различных стран. Это объясняется тем, что государство как таковое расширило сферу своего участия в экономической деятельности.

Особое значение в современных экономических отношениях приобрел вопрос об иммунитете для тех государств, которые проводят политику активного привлечения иностранных инвестиций. Инвесторы заинтересованы в том, чтобы государство, принимающее инвестиции, отказывалось от своего иммунитета в случае возникающих споров между инвестором и этим государством.

В результате сфера применения договорной и обычной международно-правовой норм, ограничивающих иммунитет иностранного государства, постепенно расширяется, о чем свидетельствует законодательная и судебная практика стран, придерживающихся концепции ограниченного иммунитета. В то же время сфера применения обычной международно-правовой нормы об абсолютном иммунитете государства постоянно сужается. Все чаще государства, придерживающиеся концепции абсолютного иммунитета, отказываются от него в отношении определенных категорий дел.

В тех странах, в которых не принято специальных законов об иммунитете, а также в государствах, не участвующих в международных соглашениях по этому вопросу, существенную роль продолжает играть судебная практика, хотя решения суда одной страны могут использоваться и во всяком случае учитываться при рассмотрении аналогичного дела в другой стране.

Характерный пример дает практика Франции. В этой связи следует остановиться на решении Парижского суда Большой инстанции от 16 июня 1993 г.

В связи с проведением в Центре искусства и культуры имени Жоржа Помпиду выставки картин Анри Матисса из Государственного Эрмитажа и Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина (ГМИИ) дочь коллекционера С.И. Щукина Ирина Щукина, а также некий И. Коновалов, утверждавший, что он является внуком другого известного собирателя западной живописи — И.А. Морозова, предъявили ряд исков к Российской Федерации, Государственному Эрмитажу, ГМИИ имени А.С. Пушкина и Центру Помпиду. Истцы требовали наложения предварительного ареста на картины и выплаты им возмещения в крупных суммах. Картины перешли в собственность государства на основании декретов о национализации 1918 г.

Решением суда в исках Щукиной и Коновалову было отказано со ссылкой на принцип судебного иммунитета государства и его собственности.

От имени российского государства в суде было заявлено, что акт о национализации представлял собой осуществление публичной власти государства и касался коллекции картин, принадлежащей его гражданам и находящейся на его территории. Кроме того, было обращено внимание суда на то, что иммунитетом от принудительных мер пользуется не только государство как таковое, но также два музея, осуществляющих хранение картин в рамках выполнения публично-правовых функций в области культуры, на что они были уполномочены Министерством культуры РФ.

Читайте также:  Иммунитет к вирусу свиного гриппа

Суд согласился с этими доводами и признал, что при отсутствии согласия государства на рассмотрение дела иски не могут быть предметом рассмотрения суда. На этом же основании суд отказал истцам в признании их требований об осуществлении мер принудительного характера в отношении картин.

При предъявлении возможных претензий к государству, в частности по трудовым отношениям и требованиям о возмещении ущерба в результате причинения вреда, прежде всего с чисто практической точки зрения следует различать два возможных случая:

  1. когда иск предъявляется к российскому государству как стороне в отношениях с иностранными юридическими и физическими лицами, т.е. когда речь идет о предъявлении претензий, исков за рубежом, а также наложении ареста на имущество российского государства, находящееся за границей. В этих случаях необходимо прежде всего решить вопрос, будет ли пользоваться российское государство в настоящее время за рубежом иммунитетом;
  2. в случае возникновения аналогичной ситуации в России необходимо решить вопрос, будет ли в России пользоваться иммунитетом иностранное государство и принадлежащее ему имущество.

В современных условиях, когда отсутствует универсальное международное соглашение в этой области, вопрос практически будет решаться на основе того, каким образом в судебной практике того или иного государства понимается действие обычно-правовой нормы об иммунитете или же какое законодательство в той или иной стране действует. При этом, что следует подчеркнуть особо, признание в одной стране абсолютного иммунитета за иностранными государствами не влечет за собой автоматического признания в судах другой страны иммунитета в отношении страны, законодательство и практика которой продолжают исходить из концепции абсолютного иммунитета.

Во многих государствах иммунитет российского государства и его собственности будет признаваться в ограниченных пределах. Такой вывод следует сделать на основе следующих данных: в ряде государств были приняты законы, ограничивающие иммунитет государства, — в США, Великобритании, Австралии, Аргентине, Канаде, Пакистане, Сингапуре, Южно-Африканской Республике. Как уже отмечалось выше, в Законе США 1976 г. был закреплен переход от позиции признания абсолютного иммунитета к позиции признания так называемого функционального иммунитета.

В Законе США 1976 г. было также установлено, к какому критерию должны прибегать американские суды, чтобы определить, какие действия являются публично-правовыми, а какие — частноправовыми. По этому вопросу суды в разных странах, в том числе и в США, выносили различные решения, часто противоречивые. В Законе США 1976 г. в качестве такого критерия избрана не цель, а характер, природа операции или отдельной сделки.

В ФРГ, Франции, Италии, Греции, Дании, Финляндии, Норвегии и других странах из концепции ограниченного иммунитета исходит судебная практика.

Ряд европейских стран — Австрия, Бельгия, Великобритания, ФРГ, Кипр, Люксембург, Нидерланды, Швейцария — заключили в 1972 г. Европейскую конвенцию об иммунитете государства, согласно которой иммунитет не признается как в случаях, исходящих из концепции абсолютного иммунитета (иностранное государство отказалось от иммунитета или же само предъявило иск); так и в случаях, когда спор возник в связи с коммерческой или иной аналогичной деятельностью иностранного государства на территории государства, где происходит судебное разбирательство. Генеральная ассамблея ООН приняла Конвенцию о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности, которая учитывает теорию ограниченного иммунитета.

Приведем текст ст. 10 Конвенции (Коммерческие сделки).

1. Если государство заключает коммерческую сделку с иностранными физическим или юридическим лицом и, в силу применимых норм международного частного права, разногласия относительно этой коммерческой сделки подлежат юрисдикции суда другого государства, это государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при разбирательстве дела, возникшего из этой коммерческой сделки.

2. Пункт 1 не применяется:

a) в случае коммерческой сделки между государствами, или

b) если стороны коммерческой сделки явно договорились об ином.

3. Если государственное предприятие и другое образование, учрежденное государством, которое обладает независимой правосубъектностью и способно:

a) предъявлять иск или являться ответчиком по иску; и

b) приобретать имущество, иметь его в своей собственности или владении и распоряжаться им, включая имущество, которое это государство передает в его пользование или под его управление, участвует в разбирательстве, которое связано с коммерческой сделкой, заключенной этим образованием, то иммунитет от юрисдикции, которым пользуется это государство, не затрагивается.

c) «коммерческая сделка» означает:

i) любой коммерческий контракт или сделку о купле-продаже товаров или о предоставлении услуг;

ii) любой контракт о займе или иную сделку финансового характера, включая любое обязательство по гарантии или компенсацию в отношении любого такого займа или сделки;

iii) любой иной контракт или сделку коммерческого, промышленного, торгового или профессионального характера, за исключением трудовых договоров.

При определении того, является ли контракт или сделка коммерческой сделкой согласно ст. 10, следует прежде всего исходить из природы этого контракта или сделки, однако следует также учитывать их цель, если стороны контракта или сделки договорились об этом, или если, согласно практике государства суда, эта цель имеет отношение к определению некоммерческого характера этого контракта или сделки.

Российское законодательство, так же как и законодательство стран СНГ, как правило, исходит из классической концепции абсолютного иммунитета, традиционно признавая принцип иммунитета государства во всех случаях, независимо от характера действий государства и его органов.

В российском процессуальном законодательстве (ГПК РФ и АПК РФ) имеется существенное расхождение, касающееся принципа иммунитета. В п. 1 ст. 401 ГПК РФ предусмотрено следующее: «1. Предъявление в суде в Российской Федерации иска к иностранному государству, привлечение иностранного государства к участию в деле в качестве ответчика или третьего лица, наложение ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории РФ, и принятие по отношению к этому имуществу иных мер по обеспечению иска, обращение взыскания на это имущество в порядке исполнения решений суда допускаются только с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации или федеральным законом».

Таким образом, хотя в ГПК РФ и содержится отсылка к возможности иного решения вопроса (путем отсылки к федеральному закону), в целом ГПК РФ продолжает стоять на позициях абсолютного иммунитета. Иной подход проявлен в АПК РФ. В п. 1 ст. 251 «Судебный иммунитет» говорится, что обладает судебным иммунитетом по отношению к предъявленному к нему иску в арбитражном суде «иностранное государство, выступающее в качестве носителя власти». Из этого неизбежно должен следовать вывод о том, что если государство выступает не в качестве носителя власти, иными словами, осуществляет предпринимательскую, коммерческую деятельность, то тогда оно иммунитетом пользоваться не будет. Как отмечалось в комментариях к АПК РФ, ст. 251 содержит ограничительную формулировку в отношении судебного иммунитета иностранного государства. Иммунитет предоставляется лишь при выполнении публичных функций носителя государственной власти.

Источник